«Центр Современной Кардиологии» начал свою работу в августе 2009 г. За два года работы клиника стала известна в Красноярске, городах края, соседних регионах.

Метафизика шизофренического мира

08-12-2017

Иногда в течение всей встречи с врачом больной не говорит ни слова, а только тогда, когда должен идти, открывается, начинает говорить порой очень важные вещи. Итак, нужно иметь достаточно терпения и когда больной молчит, и когда хочет открыться. Если в психотерапии неврозов некоторые психиатры пытаются «манипулировать» пациентом, т.е. так вести разговор, чтобы достичь в нем желаемого терапевтического эффекта, то в психотерапии шизофрении такая процедура совершенно невозможная. Больной сразу ощутит искусственность ситуации и желания врача руководить его лицом. Почувствует это как покушение на его личную свободу. Факт, что врач что-то планирует, а больной этого не знает, вызывает у него страх и недоверие; больной вместо того, чтобы приблизиться к врачу, будет от него удаляться.

С больным обязательно нужно быть максимально искренним. Нельзя его обманывать, использовать подвох. Если больного надо госпитализировать, а он на это категорически не согласен, лучше ему откровенно об этом сообщить, что будет оказана помощь, чем применять хитроумные уловки. Так, в разговорах с больным следует отдать инициативу ему, пусть он говорит все, что хочет, пусть сам управляет разговором; свою роль следует ограничить ролью слушателя, который по мере возможности старается лучше его понять.

Иногда больной требует, чтобы ему объяснили его чувства. Для психиатра это не является легкой задачей, ведь в большинстве случаев объяснить их он не в состоянии. Наше психиатрическое видение очень ограничено и больше опирается на гипотезы, чем на научные аксиомы.

В попытках объяснить психопатологические явления хорошо бы оттолкнуться от явлений жизни «нормального» и трактовать патологию как преувеличения явлений, которые возникают у каждого человека, то есть стать на позицию «континуума», когда нет четкой границы между нормой и патологией. Также больному нужно осторожно указать, какое значение имеют его психотические переживания, каким образом они связаны с его жизнью, в какой степени они являются результатом плохого к нему приспособления и каким образом они влияют на жизнь больного. Этот новый взгляд на себя, когда больной видит свое место в реальном мире, может иногда быть защитой перед постепенным угасанием и болезненным процессом эмоциональной жизни.

Эмоциональный дефект является тем, чего мы больше всего боимся в шизофрении и от чего пытаемся больного уберечь. Иногда психиатр является единственным человеком, с которым больной может объясниться и войти в эмоциональный контакт, и тем самым является единственным человеком, который защищает его от так называемого процесса угасания. Это - бремя ответственности, превышающей возможности психиатра. Больной иногда хочет видеть в нем друга, который вытащит его из проблем, защитит перед окружением, трактует его как дурака (психа), поможет с трудоустройством, примет в дом, в любое время будет готов вести с ним долгие разговоры и т.д.. Психиатр может очень любить своих больных, но не может оправдать возложенных на него надежд. В этом случае большим подспорьем являются лечебные возможности, которые относятся к социологической плоскости.

Социологическая плоскость.


Другие статьи по теме:
  Подобные вопросы задают многие родители
 Центру детской кардиологии подарили современное оборудование
 Бесплатная консультация врача
 Львовский национальный медицинский университет
  Кафедра педиатрии № 2 Национального медицинского университета

Добавить комментарий:

Введите ваше имя:

Комментарий:

 
Rambler's Top100 Яндекс цитирования sad1921.ru 2016 Заболевания сердца